January 1st, 2016

нэш

О фейерверках и глобальном

За окном почти не слышно фейерверков, в отличие от прошлых лет, когда они гремели не умолкая. Ну то есть, что значит "не слышно". Значит, раз в 15-20 минут где-то вдалеке доносится канонада недолгого визуально-аудиального "эх-раззудись-вот-такой-я-ух!". Конечно, это не потому вовсе, что денег нет на салюты, а просто правила продажи гораздо жестче стали. Нельзя нынче вот так вот, стоя в Пятерочке за пивом, заодно себе бабахалку купить. А нужно куда-то там специально за ней ехать, на что далеко не у всех хватает решимости и внезапного алкогольного порыва.

А это наводит на глобальные мысли. Как забавно мой возраст пересекался с уровнями дозволенности в нашей стране.

Мой подростковый возраст пришелся на перестройку. Ветер свободы, полное отрицание прежних идеалов. Вчера тебя пугали "не пустим в комсомол", а завтра сам комсомол почил в бозе - для 16-18-летнего пацана такие встряски просто по кайфу, как старт на космическом корабле в прекрасное далёко, где 40-летние "старики, застрявшие в своих нравочуениях" уже не значат ничего и не имеют никакого авторитета.
Начало 90-х с их беспределом и полным отсутствием ориентиров на гос. уровне пришлось на моё студенчество. Эти годы научили меня никому не доверять, кроме себя самого. Да и себе доверять не всегда. "Не мы такие, жизнь такая".
Однако конец 90-х в пику предыдущим годам я провел в исканиях каких-то идеалов и нравственных ориентиров. Но тогдашнее общество, уже взрощенное на материальных ценностях, меня не поддержало. Нищеброд, работающий в НИИ за зарплату, равную двум ящикам пива, "инженер Щукин", метающийся в искании идеалов между христианством, дореволюционной Россией и тем самым ЗОЖ, который сейчас крут, а 17 лет назад был презираем - таким был я, и был по устремлениям в противофазе с тогдашней молодежью в целом и теми 20-25-летним барышнями, в частности, с которыми у меня, соответственно, ничего долгосрочного не срослось.
В итоге, 1999-2007 годы у меня ушли на совершенно отвязную жизнь с повторным окунанием в "молодость", плеванием на всякие искания и затратой своих резко появившихся начиная с 2000 года более-менее ощутимых денег полностью на развлечения и мимолётные удовольствия. И пьяные Новые года с водкой, текущей рекой, ночными пьяными гулянками и фейерверками, тоже любил - "как все, как все, как все, как все...". Нефтедолларовые годы прошли как у всей страны - потратить то, что есть, не думая о завтрашнем дне.
А потом я становился все более взрослым, страна всё более закручивалась гайками, а я - систематизацией собственной жизни и заботами о всяческих "подушках безопасности". С одной стороны, за-40-летним дядькам уже не нужна вся эта вольница и анархия, а с другой, хрен его уже знает, чем это всё это дисциплинирование нафик закончится. На жизнь я себе сам, конечно, заработаю, а вот строем ходить совсем не тянет. Да и раскулачивание - плохая перспектива.


А вообще, сейчас, после 120 грамм водки, 250 асти и 150 виски - никакого удовольствия и расслабона, а только мрачные думы. Может, зря я своё здоровье эндокринное в прошлом году поправлял - раньше хоть алкоголь в небольших дозах торкал, а сейчас - всё впустую.
  • Current Music
    Никольский. "Ночная птица"